Жадная свекровь

К Людмиле с Николаем долго не прилетал аист. Женщина уже и не надеялась когда-то познать радость материнства. Поэтому, когда через тринадцать лет появился на свет сынишка – Женечка, она плакала от счастья и впервые увидела слезы мужа, который был старше на девять лет. Аист расщедрился. Через год у них родилась доченька – Юленька. «Некоторые мои ровесники уже дедушками стали, а я – молодой папа», – подшучивал счастливый Николай.

zhadnaya-svekrov

Людмила очень радовалась своими детишками, окружала их любовью и лаской. Николай во всем ей помогал: вставал ночью, пеленал, даже колыбельные пел.

В приятных хлопотах проходили месяцы, годы. Людмила гордилась своими детьми, потому что были красивы, получили высшее образование, уважали родителей. Конечно, они с мужем планировали, что Юля, когда замуж выйдет, у них останется. Покладистая, тихая, будет кому на старости голову приклонить. А Евгений – парень, им в жизни все-таки легче. Может отдельное жилье приобрести, ведет собственный бизнес. Да и они средствами помогут.

Но однажды Юля неожиданно заявила, что покидает отчий дом, потому что выходит замуж за парня, которого родители от себя не отпускают. Людмила остолбенела. Дочь шутит? Разыгрывает? Но Юля настаивала на своем.

“Ищи себе другого, Юленька. Мало ли кавалеров?» – тормошила дочь за худенькие плечи мать. “Я Андрея люблю, мама. У него мать больная и отец после несчастного случая на работе потерял руку. Не может он оставить родителей», – говорила Юля.

Людмила заголосила: получается, они с Николаем ее вырастили, выучили, а теперь, когда им помощь необходима, Юля уйдет от них ухаживать за чужими людьми? «У вас еще Евгений есть, невестку в дом приведет», – виновато сказала Юля. Но только подлила масла в огонь.

Как же! Еще невестки им не хватало! Невестка – чужая кровь! Невестка никогда своей не станет. И Юля должна хорошо подумать, если сама в невестки идти собирается. Но дочь была категорична. Где Андрей, там и она будет! К родителям будет часто наведываться. Никогда в беде их не оставит. С тяжелым камнем на сердце Людмила паковала приданое для дочери. «Попробуй обидеть Юлю – с того света тебя достану!» – пригрозила Андрею.

Через год отгуляли свадьбу. Но тут Людмилу прибила свежая новость: Евгений приведет в их дом невестку! Ни за что! Еще Юля сюда вернется. Скоро ребеночек у нее родится. Ей помощь будет нужна.

О, Господи! Одурели дети – все в жизни перебили, перекрутили. Не могла успокоиться мать. Тем более, Евгения заранее предупреждала, чтобы не приводил невестку в дом. Не послушал! Пусть не надеется, что справят ему свадьбу. Сам виноват!

«Ничего. Отметим событие у меня в фирме. А еще со священником о венчании договорился. Если захотите, то приходите в храм», – в голосе Евгения ощущались нотки обиды. Он назвал дату венчания. Сердце матери сжималось от несправедливости: почему так? Ты вынашиваешь дитя, в муках рожаешь, лелеешь, лелеешь, ночей не досыпаешь, а потом, когда они поженятся, становятся уже не твоими. Вон, Юля во всем с мужем советуется, как будто мать эти годы плохой советчицей была. А Евгений на их добро, в новый дом какую-то девицу приведет. Сживутся ли под одной крышей? Умеет ли она хотя бы борщ мужу сварить? Навязчивые мысли преследовали Людмилу днем и ночью, не давали свободно дышать.

В праздничных нарядах Людмила с Николаем пришли в храм, когда Евгений венчался с Дашей. «Какая красивая пара!» – услышала она чей-то шепот за спиной, но это почему-то не утешило. Сердитыми глазами она рассматривала ту, которая отобрала у нее сына, а теперь посягает на их состояние и счастливо улыбается. Весело этой Дарье! Пусть бы попробовала, как они с Николаем, начать семейную жизнь. С нуля! У чужих людей жилье снимали, потому что в родном доме им места не нашлось. Тяжело работали, каждую копейку считали. Чтобы их дети не хуже других были. Со старшими считались. Не так, как их дети.

Даша, как могла, старалась угодить свекрови, но Людмила всегда была чем-то недовольна. То вареники великоваты слепила, то грядку плохо прополола, разводы на окнах оставила, то смеется слишком много, когда Людмиле не до смеха. А однажды усмотрела, как Дарья собрала сумку матери, которая из города к ним приехала. Что тут началось! Свекровь обругала невестку, пристыдила, воровкой обозвала. Дарья разрыдалась: она с утра до ночи на хозяйстве работает. Разве не имеет права что-то родной матери собрать? Евгений встал на сторону жены, тем самым воткнув нож в сердце Людмилы.

Хватит с нее издевательств! Отныне все будет по-другому. Стала все делить в доме. Шнурком разделила огород, отделила погреб, сарай. «Что мое – то мое. И я там – хозяйка», – говорила.

Как-то взялась вскапывать свою половину огорода. Евгений стал отговаривать: ведь она перенесла тяжелую операцию, врачи запретили тяжело работать, а они – молодые, сами справятся.

Но Людмила прогнала их с огорода. «Я уже здорова, и ваша помощь мне не нужна! Хитрые вы! Обмануть меня хотите? Я сама все выкопаю. А ведра – считаю. Хватит нам с отцом. Еще и на масло, помидоры, арбузы будет что выменять», – старушка с грохотом бросала картошку в ведро и носила в погреб с лукавой улыбкой.

Спешила на огород с самого утра. Умышленно покашливала, гремела калиткой, чтобы разбудить невестку. «Да слышу, слышу! Роса еще на ботве. Позже копать пойду!», – отвечала Дарья. Она не держала на мужа зла. Успокаивала Евгения, который никак не мог смириться с таким поведением матери. Они же одна семья! Зачем этот передел? Они бы рады помочь матери. Когда-то Людмила была другой – веселой, приветливой. А сейчас словно туча. Давно улыбки ее не видели. Ни теплого слова никто не слышал. Ведра с картошкой она считает! Сойти с ума можно!

Сильный, протяжный крик свекрови сорвал Дарью с места, когда доила корову. Увидела, как на огороде лежала бледная как полотно Людмила. Беззвучно шевелила губами, а из глаз катились слезы. Сельский фельдшер, уколол обезболивающее, вызвали «скорую». Свекровь повезли в стационар.

«Почечное кровотечение, – констатировал врач. – Почему же вы не берегли себя?”. Печальными глазами Людмила уставилась в потолок палаты. Не хотела никого ни видеть, ни слышать. Через три дня, не приходя в сознание после наркоза, она покинула этот мир.

Через год Дарья родила девочку. Назвала Людой, потому что очень была похожей на покойную бабушку, которая так нелепо ушла в вечность. Жадность – страшная сила, съедающая человека, как червь. С ней надо бороться, как с тяжелым недугом. А жизнь такая короткая и прекрасная. Зачем же укорачивать его плохими поступками и мыслями? Растет малышка Людочка. Милая, кудрявая девочка с синими-пресиними бабушкиными глазами. К сожалению, бабушка не дождалась счастья нарадоваться внучкой.

Подробнее:
Тыквенно-кабачковая икра
Тыквенно-кабачковая икра

Если вы еще не готовили икру из кабачков с тыквой, обязательно это сделайте. Нежная, полезная и вкусная овощная икра на...

Закрыть