Любовь все болезни лечит

Каких только людей не бывает на свете белом! У каждого свой характер. Один – замкнутый, другой, наоборот – душа нараспашку. Один – серьезный, другой – веселый. У одного прекрасное чувство юмора, другой принимает все за чистую монету и страдает от этого.

lybov-lechit

Мишка Кувшинов был как раз одним из таких. Он всегда страдал от выходок шутников. Однажды, на Рождество, заболел. Да так, что попал в районную больницу с подозрением на воспаление легких. Поместили его в палату, где находилось в то время еще шестеро больных. Один из них Николай Громов – крепыш, балагур и весельчак. От его шуток и розыгрышей почти все время раздавался хохот во всем отделение. Измерив взглядом новоприбывшего, Николай приметил здоровенную сумку с едой. После традиционного приветствия и знакомства, он спросил:

– Ты сюда, я вижу, надолго собрался? – Кивнул на сумку. В ответ тот даже не повернулся. Николай обвел взглядом товарищей, все ждали продолжения начавшегося представления. – А мы тут давно, вон Петр, тот что у окна, второй месяц. Серега – мой сосед, этот с осени. В эту палату, если попал, то надолго!

Михаил перестал возиться с сумкой у тумбочки и испуганно выдавил:

– Сказали на десять дней. Может на две недели.

– Они всем так говорят. Чтобы больные не нервничали. Жалеют, – заметил растерянность Николай и, что называется, завелся, – инструкция у них такая. Ты харчи свои хорошо прячь. В тумбочку все не клади – найдут и отберут. Как в армии. Ты в армии служил?

– Нет, у меня… – Замялся Михаил и опустил глаза, – энурез был. Уже прошло. Бабка вылечила.

Николай заметил, что человек верит всяким небылицам и подмигнул соседям.

– А женщина у тебя есть?

– Женщина? – Переспросил, продолжая ерзать. – Конечно есть.

– Наверное, любит. Если бы не любила, такого бы мешок не снарядила. – Продолжил Николай. – Что там у тебя? На Рождество свинью зарезали? Или как?

– А то как же, хозяйство у нас!

– Здоровая?

– Кто здоровая?

– Свинья, спрашиваю, здоровая была?

– А чего бы ей болеть?

– Я тебя спрашиваю, какая величиной, сколько весила?

– Да откуда же я знаю… Ну-у-у центнера полтора. Хорошая свинья!

– А кто же помогал по хозяйству, кто колол?

– Так сосед… Ванька. Он, когда надо всегда помогает.

– Женатый?

– Кто, я? – Удивленно переспросил Михаил, – я же говорил уже!

– Да не ты! Сосед твой.

– Не. Вдовец он… Второй год уже.

– Молодой?

– Кто молодой?

– Сосед твой. Молодой, спрашиваю?

– На шесть часов старше меня. А может и больше. Я его не спрашивал.

– А жена спрашивала?

– Кого спрашивала?

– Жена твоя спрашивала соседа сколько ему годов? С какого он года?

– Не знаю. Может и спрашивала. Она все у всех спрашивает. Ей оно надо. Мне не надо…

– А как же ты решился их оставить вместе? Я бы побоялся, – снова подмигнул товарищам Николай. Те, улыбаясь, следили за ходом разговора. – Я бы никогда не бросил женщину, да еще и с молодым соседом!

– Он не очень молодой… – Нахмурился Михаил. – Немножко старый… Ну, не очень старый. Такой… – Нервно начал вкладывать провиант в тумбочку.

Здесь, подыгрывая Николаю, встрял в разговор Петр.

– Я никогда не покинул бы жену с соседом. Хватит, обучен! Они же только этого и ждут. Моя вон тоже! Не успел я выехать из двора, а она к куму. Через забор. Хорошо, что я тогда забыл права дома. Вернулся. Навесил и ей и куму. – Грозно тряхнул кулаком. – Долго будут меня вспоминать. Эх, брат, все они одинаковые.

Михаил после этих слов сел на кровать, теребя в руках что-то замотанное в газету. Взгляд отсутствовал. Что-то вспоминал. Шутники же давились молча от смеха. Михаил порывисто вскочил и выбежал из палаты. Мужчины удивленно переглянулись между собой – куда это он? А тем временем несчастный уже накручивал диск телефона. Но связь с его селом отсутствовала. Поиздевавшись безрезультатно над телефоном еще несколько минут, он с хмурым лицом вернулся в палату. Лег молча на кровать и уставился в потолок. Мужчины попытались еще посмеяться, но растревоженная душа уже не реагировала на них. Видно было, что он не может утешить ее взбудораженную. На ужин не пошел. Играть в карты тоже отказался.

Где-то около полуночи Николай проснулся от скрипа двери. Кто-то тихо пробирался из палаты.

Тем временем Михаил, покинув больницу, направился домой. По заснеженной дороге, преодолев несколько километров, он под утро добрался домой. Жена была не на шутку испугана.

– Здоров я… – Ничего не объясняя, бросил женщине. – Нечего мне там делать.

Самое удивительное то, что и на самом деле Михаилу врачи уже не понадобились. Вот что значит любовь. Как известно, она придает нам сил.

Подробнее:
Рыба в «мундире»
Рыба в «мундире»

Предлагаю интересный рецепт приготовления рыбы в «мундире». По сути это запеканка рыбного филе с картофелем, шпинатом, морковью, луком и грибами....

Закрыть